понедельник, 16 апреля 2018 г.

Мистика готики.

Давайте мысленно перенесемся в удивительную эпоху Средневековья, когда доблестные рыцари защищали прекрасных дам, дожидавшихся их за мощными стенами неприступных замков. Вроде бы все хорошо, но строительные навыки в те времена были крайне ограничены, поэтому проводить много времени приходилось в темных, сырых и холодных помещениях.
Некоторые из этих досадных обстоятельств разрешились с появлением готической архитектуры, когда мастера стали создавать светлые, располагающие и просторные здания. Если до периода готики архитектура была почти исключительно функциональной, то теперь она стала еще и необычайно красивой.
Средневековое искусство, в особенности готическое как его наивысшее, классическое выражение проникнуто чувственностью, экспрессией и невероятной осязаемостью Мистерий.
Собор был местом соединения многих искусств: скульптуры, архитектуры, театрального искусства (богослужения), музыки (песнопения). Собор сочетал все это, чтобы помочь человеку уйти от непредсказуемости и двойственности окружающего мира, изгнать из души подавленность и страх, прийти к вере. Все пространство собора было подчинено стремлению уйти от земного, пробудить христианина в человеке.
На мой взгляд, готический собор — это символ Царствия Небесного. Средневековая символика нашла исключительно широкое поле для применения в самом строении религиозной архитектуры. Существовало два основных типа религиозных построек: круглая и крестообразная. Их смысл объяснил Гонорий Августодунский. Эти формы являлись образами совершенства. Круглая несла в себе завершенность круга, бесконечность, бессмертие. Крестообразная - это не только изображение распятия Христа. Еще важнее то, что форма ad quadratum, базирующаяся на квадрате, обозначала четыре основных направления, символизировавших вселенную. В основе нескольких Готических храмов лежит именно крест, символ христианства и вселенной. Готический архитектор подходил к камню с волей к чисто духовному выражению, с желанием воплотить свои аффективные религиозные порывы. Камень — это лишь бесправное средство осуществления высокого замысла.
Пространство собора всецело подчинено мистицизму и «нервозному» стремлению ввысь. Религиозные догматы соседствуют в убранстве храма с реальной трагичностью человеческой жизни. Это соседство религиозного и мирского в соборе объясняется тем, что церковь к XII — XIII вв. становилась крупнейшим феодалом. Она имела вассалов, владела землями… Епископы участвовали в политической и военной борьбе. Церковь была слишком тесно связана со светским миром и не могла не поддаться его влиянию.

Собор, таким образом, сочетал в себе близкие средневековому человеку христианские и жизненные мотивы. Пространство собора было подчинено аффективному стремлению ввысь. Внутренность собора раскрывает сущность готики. Готика — это аффективный вызов и взлет с целью превратить абсолютно все материальное в духовную невесомость.

Любовь к свету и цвету были глубоко свойственны средневековому мироощущению. Но остается вопрос о том, что прельщало людей Средневековья больше: очарование видимости, воспринимаемое чувствами, или скрывающиеся за внешностью абстрактные понятия — светлая энергия и сила.
За цветовой феерией стоял мистический страх перед мраком, жажда света, который являлся спасением. Технический и духовный прогресс способствовал все лучшему использованию света. Примером служит готический собор. Обстановка и решение внутренности собора помогали средневековому человеку уйти от опасного и двойственного мира, обрести равновесие. Наш ограниченный дух способен постичь истину лишь посредством материальных представлений, совокупностью которых являлся готический собор.
Время, как и пространство, непрерывно. Время — лишь момент вечности. Оно принадлежит одному Богу и может быть только пережито. Овладевать временем, измерять его, извлекать из него выгоду считалось грехом. Оно возобновляемо, циклично, оно — вечный круговорот. Становится популярным миф о колесе Фортуны, нашедшее отражение и в готике, став идеологической основой готической розы. Колесо Фортуны — символ и выражение того мира, где царила неуверенность, и где воплощение этой неуверенности служило уроком покорности судьбе.
Время циклично и связано со сменой времен года. Это также находит отражение в соборе. Времена года сменяют друг друга в бесконечном круговороте.Но ни миф о колесе Фортуны, ни бесконечная смена времен года не смогли помешать средневековой мысли отказаться от идеи круговорота и придать времени линейное, не круговое направление. В соборе главную идею времени отражает арке. Арка – это разомкнутая окружность, «разрывающая» вечный круговорот и создающая условия для векторности.У нее есть начало, центр и конец. Здесь присутствует идея трёх стадий бытия, необратимости, завершенности. История имеет начало и конец — вот фундамент этой идеи. Поэтому любая западноевропейская хроника начиналась от сотворения мира, и, если останавливалась на времени, когда писал хронист, под ее истинным окончанием подразумевался Страшный суд.
Тема Страшного суда также отражена в готическом соборе, воплощая главную мудрость Средневековья -все люди равны. Всех рано или поздно заберет Смерть, и они предстанут перед Богом.В готике получает распространение «пляска смерти»— танец скелетов и людей. Эта тема получила распространение из-за нараставших надежд низов общества на скорое пришествие тысячелетнего царства Христова. Идея равенства перед лицом Смерти распространилась и на повседневность. Вместе с тем, появление в убранстве готического собора темы «пляски смерти» связано с кризисным мироощущением средневекового человека, боязнью самой жизни, страхом перед красотой, поскольку в его представлении, она имеет колдовское происхождение и с ней связаны боль и страдание. 
Пространство готического собора и само мировосприятие средневекового человека всецело подчинено идее быстротечности жизни, идее равенства всех людей перед Смертью и Страшным судом. Собор украшается убранством из черепов и костей монахов, которые еще при жизни хотели, чтобы их тело послужило и после смерти на благо церкви. Идея равенства живых и мертвых перед грядущим Страшным судом выразилась в обычае выставлять тело умершего короля Франции в соборе в Сен-Дени на специальном постаменте.
Верующие, приходившие в собор, могли наблюдать за изменениями, происходившими с телом за неделю, месяц, два месяца и т. д. Можно привести еще один пример – «Кладбище Невинных» в Париже: "Черепа и кости были навалены в гробах, которые стояли вдоль окружавших место с трех сторон галерей и были открыты для обозрения тысячам людей, преподавая всем урок равенства... В галереях Пляска Смерти представала в ее образах и позах.
Никакое другое место не было лучше приспособлено для обезьяньей фигуры ухмыляющейся Смерти, волочащей за собой папу и императора, монаха и шута. Герцог Беррийский, пожелавший, чтобы его похоронили в этом месте, повелел вырезать на портале историю трех мертвых и трех живых.
Столетием позже эту выставку погребальных символов завершила огромная статуя Смерти, находящаяся сегодня в Лувре, - единственная вещь, сохранившаяся из этого собрания. Таким было мрачное место, которое парижане XV века посещали подобно тому, как они посещали Пале Рояль в 1789 году.

День за днем толпы людей гуляли по галереям, смотрели на фигуры и читали простые вирши, напоминавшие о приближавшемся конце. Несмотря на постоянно происходившие там похороны и эксгумации, это было место публичного времяпрепровождения и встреч. Перед гробами устроены магазинчики, по галереям прохаживаются проститутки. Женщина-затворница замурована в одну из церковных стен. Монахи приходят сюда проповедовать, здесь проходят процессии...
Здесь даже устраиваются пиры. До такой степени страшное стало привычным"
Аналогичный пример - собор Санта Мария Маджоре в Пизе.
В базилике Кампо Санто мастер Триумфа Смерти изобразил св. Петра показывающим приближающейся кавалькаде беспечных охотников наглядный урок всеобщего равенства перед ликом Смерти, стоя над тремя раскрытыми гробами, в которых были тела короля в горностае, монаха в рясе и крестьянина в рубище.
В более поздний период эта тема не потеряет своей актуальности, Пляска Смерти будет изображаться и тогда, когда в Северную Европу придет Ренессанс (гравюры из серии «Пляски Смерти» Ганса Гольбейна Младшего). Но с течением времени понимание готики не только как архитектурного стиля, но и качественно иного мировосприятия будет утрачено.
Этот стиль и получит название «готический», указывающее на его «варварскую» сущность, которую в нем видели крупнейшие деятели Ренессанса итальянского и, позднее, североевропейского. Интерес к готике вернется в XVIII – XIX вв., когда и будут достроены знаменитые соборы в Кельне, в Праге и другие.
В капелле Св. Креста замка Карлштайн близ Праги (1348-1365), по заключению исследователя средневековой архитектуры С. Буассере, нашло «миниатюрное воплощение» описание мистического храма Св. Грааля.
Император Карл IV (1346-1378) повелел облицевать стены капеллы отшлифованными агатами, аметистами и другими камнями, упоминаемыми в Апокалипсисе, в описании «Нового Иерусалима».
Согласно легенде, огромный Кёльнский собор заложен в 1248 г. знаменитым теологом и алхимиком Альбертом Великим (1206-1280) для того, чтобы поместить в его алтаре останки «Трех святых королей» - Каспара, Мельхиора и Валтасара - трех волхвов, принесших дары в Вифлеем в ночь Рождества.Св. мощи «королей» привезены в Кёльн в 1164 г. по распоряжению императора Фридриха I Барбароссы из Милана, где они тогда находились. История основания собора трактуется, таким образом, как признание мудрости Востока, оказавшего влияние на молодую христианскую культуру Запада.
Осязаемый, материализованный символизм позднего средневековья раскрывался в пышных празднествах, уличных шествиях и представлениях.
Сохранившиеся описания таких праздников поражают причудливой фантазией и красочностью.
В 1389 г. в Париже во время торжественного въезда в город Изабеллы Брабантской с башни собора Нотр-Дам «с помощью искусных орудий спускался Ангел», увенчивая королеву короной.В водах реки плескались обнаженные девы, изображая морских сирен... Из пасти искусственного дракона, поражаемого Гераклом, вылетали живые птицы...Мачты кораблей с разноцветными вымпелами сплошь покрывали листовым золотом.
В жизни царило возбуждение, люди лили слезы по пустяковому поводу и более всего любили смотреть на смертные казни.Впечатлительность, бурные переживания, страстное желание встречи с чудом приводили к созданию художественных форм, отвечающих готическому стилю.
Особая роль в этом принадлежала цвету. Вопреки расхожим представлениям о «мрачном средневековье», Готика ярка и красочна. Полихромная роспись стен и скульптур, цветные стекла витражей в интерьерах кафедральных соборов дополнялись пестрыми шпалерами, развешанными в аркадах нефов, живыми цветами, блеском золота церковной утвари, сиянием свечей и яркой одеждой заполнявших собор горожан.
Обычные повседневные костюмы сочетали белый, оранжевый, зеленый, красный и желтый цвета (они же повторялись в росписи деревянных статуй в алтарных композициях).
Синий цвет считался символом верности; желтый - особенно красивым, а зеленый означал влюбленность - зеленое чаще носили женщины.Часто говорят о том, что «цвет Готики фиолетовый». Это цвет молитвы и мистических устремлений души - соединение красного цвета крови и синевы неба.
В средневековых витражах действительно преобладают красные, синие и фиолетовые краски.
В последующие эпохи, когда стало доминировать рациональное мышление, фиолетовые гармонии использовались мало. Однако, кроме этого, цвет имел в средневековом искусстве особое формообразующее значение, поскольку живопись и скульптура еще не отделились от архитектуры.
Несколько позднее, в эпоху Возрождения, с появлением станковой картины функции цвета взяла на себя живопись, и тогда здания и статуи становились более монохромными. (Нечто похожее происходило в античном искусстве, и, в обратном порядке - воссоединение цвета, конструкции и пластики - наблюдалось в период Модерна, на рубеже XIX-XX вв.)
Основным принципом формообразования, объединявшим в эпоху Готики различные виды искусства, был «принцип миниатюризации», уподобления форм - повторения одних и тех же элементов (иногда одного в другом) в разных масштабах.
Это явление называют «романтикой масштаба» в готическом искусстве.
Бесчисленные башни и башенки Миланского собора, как бы отражаясь одна в другой, перестают быть реальностью, превращаются в мнимость, в изображения друг друга.
В такой композиции исчезают привычные ориентиры, масштабность, и человек не способен ориентироваться в расстояниях и величинах - возникает фантастическое, ирреальное пространство.
Композиция готического храма почти в точности повторяется в реликвариях, которые называются архитектоническими. Ранее, в романском искусстве, это были просто ларцы, ящички, коробочки, теперь - собор в миниатюре. Резная деревянная мебель также уподобляется модели храма.
Готика в истории Средневековья – это целая эпоха, особенная и неповторимая. Мышление средневекового человека наделяло окружающий мир силами добрыми и враждебными. Пытаясь найти укрытие от пугающей двойственности мира, человек приходил в собор, который своим запредельным стремлением вверх помогал человеку достигнуть вершины христианского восторга великолепием горнего мира. Ушла в прошлое эпоха зелий, помогавших достичь религиозного экстаза. Зелье заменил все тот же собор, показывавший своей внутренностью то, что на небе.

Готика – зеркало реальности. Крестовые походы, голод, эпидемии и другие бедствия и социальные потрясения, отраженные в источниках, проявляются в готическом искусстве.
Средневековый художник, отказавшись от естественности, напоминающей о двойственном и непредсказуемом внешнем мире, сосредоточивался на чувствах. Готика сыграла не маловажную роль в жизни людей Средневековья. Готический собор в том числе. В наше время, трудно даже представить себе, что Готика хоть когда-то имела какое-то отношение к Богу. Если только негативное. В наши дни на каждом шагу можно увидеть «гота» или его подобие. Скорее подобие… Потому что современная Готика, в понимании молодёжи, это не та Готика, которая была в Средневековье. Отвержение Бога – характерная черта современных готов, не имеющих понятия о том, что такое Готика!! А ведь именно за счёт неё, именно сегодня, большинство людей находят спасение именно у Бога, в храмах, церквях и соборах естественно


... Стихийный лабиринт, непостижимый лес, 
Души готической рассудочная пропасть.
Египетская мощь и христианства робость
С тростинкой рядом - дуб, и всюду царь - отвес.

Но чем внимательней твердыня Notr Dame 
Я изучал твои чудовищные ребра, -
Тем чаще думал я : из тяжести недоброй
И я когда-нибудь прекрасное создам.
О.Мандельштам

Комментариев нет:

Отправить комментарий